Вице-президент "Спартака" Наиль Измайлов: Сейчас у нас нет желания сдавать стадион в аренду

Вице-президент "Спартака" Наиль Измайлов: Сейчас у нас нет желания сдавать стадион в арендуСовременная арена «Спартака» - стадион «Открытие Арена» является уже не только гордостью клуба, но и своего рода достопримечательным местом столицы. О том, как живет стадион, какие планы у строителей по освоению новых площадей в этом районе, нашему порталу в продолжительной и очень познавательной беседе рассказал вице-президент клуба Наиль Измайлов.

- Наиль Камильевич, расскажите немного о себе. Все-таки вы являетесь сейчас отцом родным нового стадиона. Пока об этой арене представление у многих болельщиков такое: есть стадион, который построил владелец «Спартака» Леонид Федун. Это очень хорошо. Но команда давно ничего не выигрывает, потому что Федун не дает денег на покупку звезд, берет не тех тренеров, сам он неправильно руководит менеджментом клуба и так далее...

- Родным отцом все-таки являюсь не я, а Леонид Федун... А другие помогали в рождении стадиона. Внутри есть распределение функций, обязанностей и полномочий. Скажем, Андрей Федун занимается строительством. Это и отношения с подрядчиками, сроки, сметы, суммы... Это все его зона ответственности. Что касается вопросов эксплуатации и дальнейшего использования объектов – это моя зона ответственности. О себе?.. Крупными инвестиционными проектами занимаюсь с 2006 года, работая в компании крупной финансовой группы. При моем непосредственном участии было построено и введено в эксплуатацию множество объектов. Еще ранее занимался инвестпроектами в регионах. Есть опыт работы в retail бизнесе. Это магазины дьюти фри, сеть продуктовых супермаркетов, магазины одежды, обуви… Работал в министерстве природных ресурсов – в должности специалиста центра социально-экономического анализа. Собирал материалы для первой диссертации по экологии. Защищал магистерскую диссертацию по инженерной экологии. Ну, а уж если вспоминать совсем далекие студенческие дни, то … Тогда учеба совмещалась с работой вышибалой в баре.

- Даже так? Интересно.


- Интересно (улыбается)... Позже закончил высшую коммерческую школу при министерстве экономического развития РФ, МВА стратегический менеджмент. Был необходим теоретический фундамент для работы и ведения бизнеса. В «Спартак» меня пригласил Леонид Арнольдович Федун.

- Вы сказали, что в вашу зону ответственности сейчас входят вопросы эксплуатации и дальнейшего использования объектов...

- Да. В мои задачи входит все, что касается доходных составляющих клуба. Инвестиции в объекты и их возврата – это тоже моя зона ответственности. Торговые операции, магазины, работа со спонсорами, маркетинг, билетная программа, реализация прав, принадлежащих клубу, реклама и т.д.

- Когда говорят, что клуб содержится на деньги исключительно его владельца Леонида Федуна, на нефтяные инвестиции, это правильно?

- Клуб действительно содержится на частные деньги. Но у нас сейчас выстраивается бизнес структура. Большая, правильно функционирующая с правильно работающим бизнес-процессом и взаимодействием между подразделениями клуба «Спартак». Почему появился этот большой проект? Он нацелен на служение клубу. Не секрет, что клуб – это большие издержки, большие расходы. Ежемесячные, ежегодные. Компенсировать их можно либо просто выкладывая деньги, а можно так выстроить бизнес, что он будет зарабатывать и позволит содержать клуб независимо от состояния акционеров – совершать определенные покупки игроков, улучшать спортивные результаты. Для этого весь проект и создан. Стадион – это один из объектов, запланированный в рамках большого девелоперского проекта на этой территории. Есть спортивный кластер: стадион, футбольная база, проект которой мы уже сделали, и в скором времени будем проходить экспертизу. В апреле следующего года, думаю, приступим к ее строительству. База футбольного клуба будет расположена рядом со стадионом, ближе к реке. И основная команда переедет туда. А потом и вторая команда, и молодежка. Чтобы и жить на базе, и тренироваться. Стадион рядом, все удобно.

- А что с Тарасовкой? Там будут заниматься воспитанники Академии?

- Возможно. Посмотрим. У Академии есть хорошая база в Сокольниках. Надо пока еще новую базу в Тушино построить. По срокам – где-то года полтора. Посмотрим, как будет развиваться ситуация на рынке, в стране.

- Вы на строительстве стадиона оказались не с нулевого цикла?..

- К сожалению, не с нулевого.

- Почему к сожалению? Хотели бы что-то переделать, но было уже поздно?

- В любом девелоперском проекте есть три направления. Есть проектировщик. Его задача – спроектировать в соответствии со всеми нормами, СНиПами, правилами. Чтобы все было хорошо. Есть строитель. Его задача – построить. А есть те, кто в этом здании будут жить. У них свои задачи. Чтобы объект функционировал так, как нужно, с наибольшими удобствами, наибольшим доходом, наименьшими издержками. Получаются три совершенно разных, полярных направления с разнополярными задачами. Хорошо, когда те, кто будут жить в этом доме, принимают участие и в проектировании. Тогда он получается удобным для жизни. Проект дома для себя. Вы же, когда строите себе дом, участвуете во всем. Смотрите за любыми деталями, берете все под личную ответственность. Это все немаловажно в строительстве любого объекта.

- Насколько известно, нынешний проект занимает серьезную по размерам площадь.

- Да. 224 гектара. Строить и строить. Другое дело то, что уже построено, надо использовать.

-При проектировании этого стадиона вы брали за образец какую-то конкретную арену или он уникален во всем и ничего похожего в мире нет?

- Есть такое понятие в строительстве, как проект повторного применения. Но если посмотреть на стадионы, то вряд ли вы найдете среди них похожие друг на друга, что называется один в один. Нет такого. Может быть, берутся какие-то базовые элементы, которые касаются трибун, каких-то бетонных конструкций. Но, что касается инженерии, оснащения, звука, использования коммерческих площадей… Все развивается. Технологии не стоят на месте. IT технологии, в том числе.

- Я вспоминаю, как в начале 90-х нынешний глава РФС Николай Толстых, работавший тогда гендиректором «Динамо», показывал мне проект будущего динамовского стадиона, напоминавший во многом новую футбольную арену в Копенгагене. И, в частности, там по углам стадиона были расположены четыре башни, которые могли использоваться под бизнес площади.

- Это похоже на проект стадиона цска в какой-то степени. Кому-то такой вариант кажется более удобным, но не факт, что это будет удобно через лет пять, когда все построят. Сейчас, например, бизнес, связанный со сдачей в аренду офисных площадей переживает не самый удачный период. Времена меняются. Срок жизни любого проекта – большой. Поэтому надо пытаться увидеть будущее, смотреть вперед. Думать о том, как это будет продаваться, как будет развиваться рынок, как будет меняться ситуация в целом…

- Какие изменения были привнесены в проект ввиду того, что на стадионе пройдут матчи чемпионата мира-2018? «Зенит» вроде как чуть ли не полстадиона из-за этого перепроектировал.

- По поводу чемпионата мира все просто. У ФИФА есть хэндбук. Там все прописано, поэтому все требования учтены в нашем проекте. Вопрос в том, как дальше относиться к этим «требованиям». Можно относиться как к обязательным к исполнению, а можно – как к пожеланию. Мы построили стадион, который больше нужен нам для клуба, для «Спартака». У нас «клубный» стадион.

- Я считаю это совершенно правильным посылом, потому что чемпионат мира может пройти раз в жизни на этой арене, а для клуба, для города она остается навсегда.

- В этом и есть проблема. Проблема тех, кто строит. Потому что обычно строят под что-то. Под мероприятие, под событие. А что дальше будет с этим объектом? Срок жизни объекта как минимум 15-20, а то и больше лет.

- Недавно я с интересом прочитал в интернете материал о том, как на стадионе проводились работы по установке звука.

- Да, это выложили подрядчики. Причина проста: те, кто был на стадионе, знает – качество звука оставляет желать лучшего. Поэтому мы многое переделываем. Подрядчик, надо отдать им должное, объективно и адекватно отреагировал на наши замечания. Хотя тут надо понимать, что стадион – это не концертный зал. Здесь много различных факторов. Например, время реверберации, то есть возврата звука – достаточно большое. Везде существует своя специфика. Акустику можно менять разными способами. Первый - есть такое понятие «архитектурная акустика». Основная задача архитектурной акустики — исследование условий, определяющих слышимость речи или музыки в помещениях, и разработка архитектурно-планировочных и конструктивных решений, обеспечивающих оптимальные условия слухового восприятия. Но тут многое надо было изначально закладывать в момент проектирования. Второй – это настройки самого оборудования. Мы сейчас идем вторым путем – через настройки оборудования, потому как по-иному уже ничего поменять нельзя. Все построено. Здесь было небольшое упущение. Сейчас мы делаем проект по Малой арене. Там мы сразу, на уровне проекта учитываем, что должен быть хороший звук. Должны быть хорошие подвески для света, для звука. Учитываем время для реверберации звука при проведении спортивных и концертных мероприятий. Когда ты сдаешь любой объект, ты все равно видишь и знаешь, что могло быть и лучше. Что надо это переделать или другое. Любое недовольство чем-то – это путь к чему-то лучшему, к дальнейшему прогрессу, к дальнейшему росту.

- Это нормально.


- Это нормально и правильно. Видишь – тут ты промахнулся. Бывает и такое. Всего не знает никто. А в общем мне этот объект очень нравится. Считаю, что не только на данный момент, но и на долгие годы наш стадион будет лучшим в России.

- Говорили, что возникли какие-то сложности при облицовке стадиона. Это так?

- Там сложный конструктив, непростая математическая модель. Все нужно было просчитать, шла большая работа конструкторов. Но проблемы были как раз не с этим. Сложности возникли с поставкой материалов. Мы размещали заказ на двух заводах России и на одном в Китае. А дальше логистика. Были риски, связанные со сроками поставок. Каждый сектор монтировался независимо от других. И дальше все зависело от количества бригад, которые занимались монтажом. Поэтому важна была комплектность поставки. В итоге все получили вовремя и смонтировали вовремя.

- У вас недавно была комиссия ФИФА, которая приезжала в рамках подготовки стадионов к чемпионату мира - 2018. Отзывы от увиденного оказались самыми положительными. А, на что, прежде всего, обращалось внимание?

- Ну, уж точно не на внешний вид. Для ФИФА и УЕФА важнее внутренняя логистика. Есть определенные требования к различным зонам: игроков, прессы, болельщиков, VIP. И эти требования либо совпадают с тем, что было увидено, либо не совпадают. Либо что-то можно поправить, либо уже нет.

- У вас уже построены четыре раздевалки. Это к 2018 году?

- Не только. Они нам необходимы и сейчас. У нас помимо команд есть черлидеры – девочки, участвующие в предматчевом шоу, есть мальчики, подающие мячи.

- Были вопросы, которые стали для вас неожиданными?

- Не было. Понимаете, существует тот самый хэндбук, о котором мы уже говорили. Так вот у нас все сделано в соответствии с его требованиями. Возникали вопросы, связанные с возможными переделками под ЧМ, потому , как в режиме использования стадиона клубом иное назначение помещений, иные функциональные зоны и иная логистика потоков.

- Есть система присуждения звезд от международных футбольных организаций. Какую категорию звездности присвоили спартаковскому стадиону? Четыре звезды, как на майке у футболистов команды?

- Мы еще с этим не сталкивались, но, насколько я помню, высшая – это действительно четыре звезды.

- Как чувствует себя травяной покров поля? Я припоминаю, как в свое время при ремонте Лужников на поле попала цементная пыль, она осела вниз, а потом прошли дожди, и поле по существу было напрочь испорчено.

- Наши агрономы , еще когда шла стройка, в течение дня несколько раз ходили по полю и чего только там ни собирали: саморезы, шурупы, какие-то гайки… Все потому, что еще шел монтаж. А мы посеяли газон гидропосевом 30 апреля и дальше все всходило. Было очень интересно наблюдать за этим процессом. Когда игроки «Спартака» впервые приехали к нам на стадион, травы на поле еще не было. Технология сама по себе там очень непростая. Скажем, система обогрева. У нас сейчас в корневом слое плюс 18-20 градусов. А корневой слой – это порядка 8-12 сантиметров. Надпочвенный слой, где сама трава – там плюс 4, что позволяет траве расти.

- Плюс 18 – это за счет системы обогрева?

- Да. Там залит гликоль. Подогревается через теплообменник. На поле, в разных местах находится большое количество датчиков, которые дистанционно измеряют температуру, влажность . Агрономы, которые обслуживают поле замеряют плотность почвы, величину корневого слоя. А от этого, кстати, зависит и технология полива. Поливать чаще, но не столь обильно, либо поливать реже, но интенсивнее. Все это показывает соответствующая аппаратура. Не секрет, что у нас на одной части поля в отличие от другой части есть определенное отставание в росте травы. Где-то трава взошла попозже, где-то пораньше.

- Почему?

- Не хватает солнечного света. Где-то солнечного света оказывалось больше, где-то – меньше. Хотя поле расположено так, как нужно: с севера на юг. Это позволяет солнцу максимально освещать поле.

- И что делать? Как это исправить?

- Есть системы подсветки, искусственного освещения поля. Они закрывают более 60 процентов площади поля. Вообще существует разница между газоном открытым, который, например, есть в Тарасовке и тем, что уложен в чаше стадиона. Разница и в уходе за ним, и в технологиях. Различная циркуляция воздуха, температурный режим.

- В случае какой-то непогоды вы его закрываете?

- Да, закрываем. Есть различные покрытия, пленки. От излишнего солнца, от снега, от осадков. Отдельная тема - система аэрации. Под полем проведены трубы, по которым можно пускать воздух для того, чтобы не случилось ситуации, как в Лужниках, когда там газон просто гнил. Накапливалась влага, которая не выветривалась. С этим на разных стадионах борются по-разному. Также мы решили пока не закрывать верхний ярус фасада. Хотя по проекту он должен быть закрыт. Но мы хотим посмотреть, потому что есть риск непопадания воздуха в чашу. И это действительно большая проблема. Даже учитывая, что есть система аэрации, когда воздух проходит сквозь почву и уходит наружу. Мы еще на многие вещи должны посмотреть с точки зрения опыта. В тестовом режиме мы не могли это сделать чисто физически. Но у нас есть большой плюс в том, что компания производителей пока еще находится на гарантии.

- Это компания, которая обслуживает поле?

- Да. Наши сотрудники проходят там обучение.

- Наверное, вам было очень интересно узнать мнение игроков «Спартака» о состоянии поля сразу же после первого матча?

- Конечно. Мы разговаривали. И до игры, и во время, и после. На поле я, конечно, с ними не выходил (смеется)… Но спрашивали очень подробно. Поле ведь постоянно меняется. Даже от того, что на нем прошла игра и его где-то утоптали, где-то взрыхлили. Оно уже изменилось. Есть различные зоны: вратарских площадок, центрального круга, где происходит наибольшая интенсивность перемещения футболистов. Есть судейские зоны по одной и другой сторонам поля. Оно меняется даже не только от сезона, но и от качества игры.

- Так что сказали вам игроки о качестве поля?

- Были разные мнения... Поначалу раздавались небольшие нарекания - в первую очередь к тем самым зонам, о которых я говорил. Где-то рост травы на одной части поля отставал от роста на другой. Где-то газон был тверже, где-то мягче. Но сейчас все довольны.

- Интересно, а какую игровую интенсивность могло бы выдержать ваше поле? Скажем, два матча в неделю – это нормально?

- Не готов сходу ответить. Одного раза в неделю точно достаточно, а что касается большей интенсивности – надо поговорить с гринкипером.

- Звучит, почти как голкипер. Это специалист по спортивным газонам. Этакий «хранитель травы»… как обстоит дело с мобильной связью на стадионе. Насколько она будет устойчивой? Возможны ли проблемы с WI-FI в ложе прессы?

- WI-FI был уже с первой игры. Технические сбои случались, но они устранены. Мобильные телефоны? Тут ведь какая история. Мы уже давно начали общаться с операторами, где-то полтора года назад. Выяснилось, что отдельно – это никому неинтересно.

- Почему?

- Потому что у всех зрителей операторы в телефонах разные. У кого-то один, у кого-то другой, третий. Я просил операторов, чтобы они инвестировались, вложились в оборудование. Понятно, что какой-то один оператор это не хотел делать. Что в итоге? Мы собрали всех операторов и предложили им вместе участвовать в этом проекте. Всего четыре оператора. Дальше есть проект, который делает один подрядчик. В проекте предусмотрена возможность работы с каждым из этих операторов. Мы не инвестируем ни копейки, инвестируют операторы. Мы лишь предоставляем площади. Операторы получают свой доход, а мы предоставляем сервис для болельщиков.

- Вопросы подъезда и выезда со стадиона постепенно решаются?

- Мы по всем этим вопросам пытаемся взаимодействовать с городом. Многое уже сделали совместно с Департаментом транспорта. Например, реверсивное движение на станции метро «Спартак». После матча станция работает только на вход. Она не закрывается. Вся эта работа - тоже большой опыт. Город пытается всеми своими силами идти навстречу. Это хорошо. Это полезно всем.

- Практикуются ли Муратом Якином предматчевые тренировки на домашней арене? Чтобы команда чувствовала стадион, газон. Чтобы спартаковцы могли знать, образно говоря, каждую кочку, изучить каждый квадратный метр поля, знать, куда может полететь мяч после отскока. Чтобы этот газон лучше всего был знаком игрокам «Спартака», а не соперникам?

- Он всегда ратует за это. Команда перед матчем тренируется на своем поле.

- То есть, в субботу перед воскресным матчем с «Локомотивом» (беседа проходила накануне той игры – прим. ред.), команда проведет тренировку на своем стадионе?

- У нас была запланирована такая тренировка, но мы ее отменили. Сложились такие погодные условия, что любая тренировка могла просто испортить поле. Мы отказали и «Локомотиву» в предматчевой тренировке на нашем стадионе.

- «Локомотив» перед этим отказал «Мордовии» в том же самом и был вынужден заплатить штраф.

- Это так.

- Тогда поясните такой момент. Нет ли обращений со стороны московских команд, которые в силу разных обстоятельств сейчас не имеют своих стадионов. Может кто-то хочет арендовать ваше поле для игр либо чемпионата страны, либо еврокубков? Может быть, даже кто-то на вас будет оказывать некое давление, чтобы вы пустили на стадион другие столичные команды.

- То есть, вы хотите знать: будем ли мы сдавать в аренду цска и «Динамо»? Отвечаю. На данный момент такого желания у нас нет. Есть стадион «Локомотив», есть Химки. Что-то уже строится…

- А «Торпедо»?

- Торпедовцы уже обращались к нам перед сезоном с официальным письмом. Но мы пока по объективным причинам не можем удовлетворить их просьбу. В первый год поле нельзя подвергать интенсивному использованию. Оно молодое и не готово для серьезных нагрузок.

Окончание следует

Bobsoccer.ru



+

Комментарии 0


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
  Команда И О
1   Локомотив 20 45
2   Зенит 20 37
3   Спартак 20 37
4   Краснодар 20 36
5   ЦСКА 20 35
6   Уфа 20 27
7   Ахмат 20 26
8   Урал 20 25
9   Арсенал 20 25
10   Ростов 20 25
11   Рубин 20 23
12   Динамо 20 22
13   Амкар 20 21
14   Тосно 20 20
15   Анжи 20 19
16   СКА-Хабаровск 20 12

 

 

Поддержите сайт

Президент фк Спартак Москва